Тематические разделы

Календарь

«    Апрель 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Рекомендуем


Это интересно

ПЕТР ПОСТНИКОВ И ЕГО ПЕРЕВОД КОРАНА.

 (голосов: 22)
Автор: Павел Густерин | Комментариев: 0 | Просмотров: 20949

Всего в выпущенном в свет переводе Постникова — 350 страниц (в том числе собственно перевод — 348 страниц). Книга представляет собой 40-строчное издание, с колонтитулами, общим объемом около 18 авторских листов.

В журнале «Библиографические записки» (1892, № 1, с. 26–27) Я.Ф. Березин-Ширяев [51] сообщает ценные сведения о судьбе этого издания:

«В “Опыте” Сопикова [52], ч. 2, под № 1926 помещено следующее заглавие этой книги: “Алкоран о Магомете или закон Турецкий, пер. с франц. Князем Д. Кантемиром. Спб. 1716 г. в л.”.

В описании книг графа Θ.А. Толстого, составленном Строевым [53] и изданном в 1829 году, на стр. 522, напечатано: “Алкоран о Магомете, пер. с франц. Кн. Д. Кантемира. Заглавный лист утрачен; напечатан в Спб. в 1716 году”».

Далее Березин-Ширяев называет исследование Пекарского «Наука и литература при Петре Великом» (т. 2, СПб., 1862, с. 370, № 327) и сообщает, что в Росписи Академии наук, составленной в 40-е гг. XVIII в. и которой пользовался Пекарский, книга также описана без титульного листа. Не было его и в экземпляре Императорской Публичной библиотеки в Петербурге. «По исследованию Пекарского книга Алкоран переведена с французского не Кантемиром, а Петром Постниковым, фамилия которого означена на рукописном переводе Алкорана [54], хранящимся в Московском Архиве Министерства Иностранных Дел».

Мы полагаем, другим подтверждением того, что Кантемир не является автором рассматриваемого перевода, служит факт, что он не был русскоязычным автором. Его «История возвышения и упадка Османского двора» (“Historia incrementorum atque descre¬mentorum Aulae Ottomanicae” [55]) была переведена с латинского языка на русский в 1719 г. по распоряжению Петра I переводчиком Коллегии иностранных дел Дмитрием Грозиным, а «Книга Систима» — секретарем Кантемира Иваном Ильинским. Другие научные труды Кантемира также написаны на латыни. Лишь панегирик Петру I [56] был написан им на греческом языке и «Манифест Петра I к народам Кавказа и Персии» [57] (см. ниже) — на персидском, татарском и турецком языках. Тем более, будучи знатоком восточных языков, в том числе арабского, Кантемир наверняка предпочел бы сделать перевод Корана с языка оригинала, а не с французского.

Если принять сведения Рихтера о времени кончины Постникова, то перевод «Алкорана» был выполнен задолго до его издания. Постникову с учетом его языковой подготовки могли быть доступны также латинский перевод Роберта Кеттонского [58] (Machumetis Saracenorum principis, ejusque successorum vitae, ac doctrina, ipseque Alcoran, quo velut authentico legume divinarum codice Agareni et Turcae… [59] Basilex, 1543; 1550) [60], итальянский перевод Андреа Арривабене (L’Alcorano di Macometto, nel qual si contiene la dottrina, la vita, i costumi et le leggi sue. Tradotto nouvamente dall’Arabo in lingua Italiana con gratie et privilegii. Venezia, 1547) [61], латинский перевод Людовико Мараччи (Refutatio Alcorani… Patavii, 1698). То, что Постников воспользовался переводом дю Рие (Paris, 1647; 1649; 1651; 1672 и позже; Haye, 1683; 1685; и др.), а не более поздними и более совершенными переводами Хинкельманна и Мараччи (см. ниже), тем более что последний был издан в Падуе, позволяет предположить, что российский ученый выполнил свой перевод или приступил к работе над ним до 1694 г.

Возможно, идея перевода и возникла в связи с предстоящим участием российской делегации в Карловицком конгрессе, проходившем в 1698 г., поскольку было необходимо иметь уровень осведомленности об участнике переговоров с противоположной стороны не ниже, чем у союзников по переговорам, или приводить цитаты из Корана в качестве доводов, или просто произвести впечатление на своего контрагента глубиной знания его религии, обычаев и законов.

Также возможно, что перевод Постникова использовался Е.И. Украинцевым [63] в ходе переговоров по заключению необходимого для России Константинопольского мира [64].

В России толерантность стала элементом государственной политики в правление Екатерины II (1762–1796): «Как Всевышний Бог на земле терпит все веры, языки и исповедания, так и Ея величество из тех же правил, сходствуя Его Святой воле, и в сем поступать изволит, желая только чтоб между подданными Ея Величества всегда любовь и согласие царствовало» [65]. Примечательно, что именно по указу Екатерины II в России в 1787 г. впервые был издан арабский текст Корана [66]. «Первое издание Корана в России было в прошедшем (XVIII. — П.Г.) столетии по повелению Императрицы Екатерины (II. — П.Г.). После присоединения Крыма к Российской империи [67] эта Государыня, с намерением показать, что мусульмане, жители этого полуострова, сделавших подданными христианской державы, не увидят стеснения в свободе исповедания своей веры, повелела напечатать Коран…» [68]. Совершено это было в год начала одной из самых жестоких русско-турецких войн [69]. В год окончания Кавказской войны (1817–1864) в Москве был издан «Коран Магомета. Новый перевод, сделанный с арабского текста М. Казимирским, переводчиком при французском посольстве в Персии. Перевод с французского А. Николаева» [70]. Первый же печатный перевод Корана на русский язык с арабского, выполненный Саблуковым, вышел в свет в 1878 г., то есть в год окончания последней русско-турецкой войны [71].

«Известный библиограф старопечатных книг И.П. Каратаев [72] говорил мне, — пишет Березин-Ширяев, — что он никогда не видал Алкорана с заглавным листом, который, как он слышал от Калистратова, был секретно запрещен и уничтожен за напечатанное в нем предисловие; при этом он сообщил мне, что единственный полный экземпляр находится только в одной частной библиотеке любителя в Сиворицах [73] и приобретен им за весьма дорогую цену.

Лет 15 тому назад мне пришлось купить многие редкие книги из бывшей в Сиворицах библиотеки Д…, а в том числе и редчайший экземпляр Алкорана с заглавным листом… На заглавном листе Алкорана нет фамилии Кантемира… Помещаю здесь полное заглавие этой книги: “Алкоран о Магомете или закон турецкий переведенный с французскаго языка на российский. Напечатася повелением Царскаго величества в Санктпитербургской Типографии 1716 году, в Месяце Декемврии [74]”. На обороте этого листа напечатан текст, занимающий три четверти страницы, озаглавленный “К Читателю”».

Это предисловие дю Рие, содержание которого здесь же передает Березин-Ширяев, имело антимусульманскую направленность. Возможно, поэтому титульный лист «Алкорана» и был изъят: Петр I не мог не понимать, что такого рода нападки на религию большой части населения страны могут внести раскол в обновляемое им российское общество, тем более что книга «напечатася повелением Царскаго величества». Кроме того, он уже тогда готовился к Персидскому походу (1722–1723) [75], и ему не нужны были пропагандистские просчеты: ненапрасно же он подписал составленный и напечатанный Кантемиром «Манифест Петра I к народам Кавказа и Персии».


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




Новости по теме:
  • Несколько замечаний по вопросу о первенстве в переводе Корана на русский яз ...
  • Об исламоведческом труде Д.К. Кантемира.
  • О турецком издании Корана в переводе Д.Н. БОГУСЛАВСКОГО.
  • Мусульманская библиография И.Ю. Крачковского.
  • Исламовед Н.Е. Торнау

  •   Copyright © 2003-2020
    www.islam-info.ru
    Портал об исламе и не только!
    На главную | Контакты | Правила сайта | Добавить новость